Записи с меткой талантливый писатель Котенко

Нетерпимость к плагиату

Евгений Александрович был нетерпим к плагиату и разоблачал его, если у кого-то обнаруживал. С плагиатом пришлось столкнуться и замечательным русским историкам-искусствоведам — ейчанке Юлии Петровне Глушаковой и её мужу Ивану Николаевичу  Бочарову. Они оба стали в 1976 году первыми русскими лауреатами международной журналистской премии «Чита ди Рома» города Рима за серию публикаций о великом русском художнике Карле Брюллове. Работая в течение 15 лет в Италии, супруги  обнаружили множество неизвестных картин русских художников — Карла  Брюллова, Сильвестра Щедрина, Ореста Кипренского и других, часто ошибочно приписываемых кисти итальянских мастеров. Также русские искусствоведы открыли неизвестный портрет Михаила Лермонтова, проследили судьбу знаменитой коллекции Зинаиды Волконской, флорентийской коллекции Демидовых. Обо всём этом можно прочесть   в очерке Евгения Котенко «Ейчанка – лауреат премии города Рима». Этот очерк, по словам прочитавших его любителей искусства, читается на одном дыхании. В произведении рассказано и о тех испытаниях, которые претерпела дружба Евгения Александровича  с Юлией и Иваном.

Но неожиданно в газете «Правда» (а это был печатный орган ЦК КПСС) стали появляться статьи некоего журналиста Николая Прожогина, который приписывал себе научные открытия, сделанные вышеуказанными супругами. Более того, он начал очернять их имена. В то время у наших героев не нашлось смелых заступников. И только Евгений Александрович бросился в защиту  Юлии и ИванаНаверно, сегодня уже трудно  представить, каким нужно было обладать мужеством, чтобы коммунисту заявить главному редактору главной коммунистической газеты, что напечатанные в ней материалы — чистый плагиат. В январе 1980 года Котенко  направил главному  редактору «Правды» Афанасьеву большое письмо, в котором подробно изложил все открытия Юлии  Глушаковой и Ивана Бочарова  начиная с 60-го года. В своём послании  автор как профессиональный искусствовед  разбирал все их публикации, подтверждая  приоритет открытия Глушаковой-Бочарова, и обвинял Прожогина в плагиате25 июля 1980 года он направил повторное письмо с новыми доводами Афанасьеву, поскольку Прожогин продолжал подлые публикации, а ответа на первое письмо не было. Евгений Александрович также направил ещё одно  письмо главному  редактору журнала «Творчество»  Нехорошеву по поводу напечатания и в этом журнале  статьи Прожогина «Картины Кипренского в Италии», где вновь  Котенко  отмечал, что честь открытия и первых публикаций не известных ранее работ  Кипренского принадлежат Бочарову и Глушаковой. Евгений Александрович  встретился с Прожогиным и имел с ним  длительную беседу, в ходе которой выяснилось, что журналист был членом редколлегии «Правды». После писем Котенко и этой встречи нападки на Юлию Петровну и Ивана Николаевича прекратились. Правда восторжествовала, хотя и остался осадок от всей этой истории.

Однако досадно, что и сегодня встречаются  случаи, когда недобросовестные люди, представляя в СМИ «открытых» Евгением Александровичем ейчан, либо вообще не ссылаются на его работы, либо, что ещё хуже, перевирают факты  биографий этих людей, скачивая недостоверные сведения о них из Интернета. Как известно, в технике на новое изобретение выдаётся авторское свидетельство или патент, ограждающие от плагиаторов. В гуманитарной же области таким авторским свидетельством является обнародование в печати своего открытия или своей  находки уникальных  сведений. При этом общепринято ссылаться на первую публикацию. 

Е. И. Котенко

опубликовано в Газете «Совет Приазовья»

Талант открывать великое в людях

Удивительные открытия забытых имён земляков-ейчан, сделанные Евгением Александровичем Котенко, имеют, не побоюсь сказать, мировое значение. Это и судьба главного технолога, теоретика строительства Останкинской телебашни в Москве, Александра Алексеевича Стуканова. Он возвёл эту величайшую в мире башню высотой 540 метров из литого  бетона (прочнее чем гранит), побившую почти все рекорды высотных сооружений, когда-либо воздвигнутых человечеством.  Сын и внук плотников, строителей ветряных мельниц в Ейске, работников лесной биржи Колегаева над лиманом, «шагнул к облакам». И как шагнул! Но кто помнил гениального мастера до обнародования его имени Евгением Александровичем Котенко ?

А кому была известна горестная и подвижническая судьба народного учителя-ейчанина  Якова Трофимовича Чаги, который  привлёк в своё время внимание к себе русского гения Льва Николаевича Толстого? Евгений Александрович Котенко открыл 12 ранее никому не известных писем, написанных в течение 6 лет великим писателем Якову Чаге.  Письма полны заботы о ейчанине и  заступничества за него, а также сочувствия к Якову Трофимовичу — одному из наиболее искренних великомучеников за толстовскую идею «непротивление злу насилием». По этим письмам можно увидеть возвышенный и противоречивый мир самого Льва Николаевича  Толстого, следовать тропами его беспокойных мыслей.

Так же, как и предыдущие личности,  были забыты  трагические судьбы первых ейских поэтов второй половины XIX века, писавших на украинском языке, — Ивана Прокофьевича  Подушки и Василия Семёновича  Мовы. В начале 90-х годов прошлого столетия Евгений Александрович Котенко  из академии наук УССР в Киеве привёз в Ейск их книги, стихи, которые сам перевёл на русский язык и  в 1991 — 1995 годах познакомил с ними ейчан.  О сложных жизненных  перипетиях этих талантливых поэтов котенковский очерк «Два поэта» в книге «Замечательные люди Ейска».

Не могу здесь не сказать и  об открытиях в судьбе всемирно известного художника Казимира Малевича, открытиях, которые поразили весь художественный мир. Ведь никто из представителей этого мира не знал, что признанный лидером русского авангарда, картина которого «Чёрный квадрат» в 2004 году была куплена на международном аукционе за миллион долларов русским олигархом Потаниным, Казимир Малевич был тесно связан с маленьким провинциальным нашим  городом Ейскомо чём и поведал в  своих изысканиях Котенко. Евгений Александрович был близко знаком с девятью ейчанами, которые работали бок о бок и дружили с Малевичем, выручали его из беды. Теперь, благодаря находкам и публикациям  Котенко, во всём мире знают, что Малевич не только бывал в Ейске, дружил с ейчанами, но и породнился с ними: его женой  стала ейчанка Наталья Андреевна Манченко.  И об этом книга Евгения Котенко «Ейские тайны Казимира Малевича». Прав был историк Николай Карамзин, который сказал: «Талант великих душ — открывать великое в других людях». Это в полной мере относится к Евгению Александровичу Котенко.

Е. И. Котенко

опубликовано в Газете «Совет Приазовья»

«Сладкая каторга»

В 2004 году известный учёный-этнограф, друг знаменитого на весь мир путешественника Тура Хейердала, участник Таганрогского подполья, ейчанин Генрих Иосифович Анохин написал в письме, адресованном  Ейскому историко-краеведческому музею: «В Ейске месяц назад вышел в свет толстейший том «Замечательные люди Ейска». Его автор – академик Московской горной академии Евгений Александрович Котенко — собирал материалы о 40 выдающихся земляках по всем архивам в городах, где те жили, помимо Ейска, в том числе и обо мне. Эта огромная книга, потребовавшая 20 лет работы над нею, прекрасна, и нет ничего более значительного, выдающегося и нужного на века, что создано в Ейске после открытия его М. С. Воронцовым». Вот такую высокую оценку многолетнему писательскому труду Евгения Александровича дал знаменитый учёный Анохин

Родной город и ейчане занимали всегда в  литературном творчестве Котенко доминирующее положение. Он создал 30 книг о Ейске и его жителях. Овладев искусством изображать красоту человеческого труда в различных областях деятельности, Евгений Александрович в своих художественно-биографических очерках  воссоздал романтически приподнятые образы  земляков-ейчан. Известно, что каждому человеку свойственно, рассказывая о себе или о своих близких, создавать порой некую легенду. Надо признать, что Евгений Александрович, влюблённый в своих земляков,  поддерживал такие  легенды, но никогда не делал этого во вред истине. Все факты биографий в его очерках документально выверены, точны и правдивы.Меня всегда восхищала его мудрость, основательность в отношениях с людьми. Он был добрым, великодушным, но очень требовательным и к себе, и к другим, не прощал подлости и лжи

В его пятидесятилетней  работе над  историко-биографическими очерками о выдающихся земляках-ейчанах  были бесконечные, настойчивые,  изнуряющие, но  увлекательные  поиски, а также  неожиданные уникальные  находки и замечательные открытия.  Представьте себе: Евгений Александрович, отыскивая сведения о земляках,  работал в архивах, библиотеках и музеях Москвы, Ленинграда, Краснодара, Ростова-на-Дону, Киева, Таганрога, Днепропетровска, Сухуми, Тбилиси и Ейска. В поисках истины, не жалея личных денег, он приобретал дорогие букинистические книги и копии старинных документов. Разыскивал и посещал старожилов нашего  города — интересных рассказчиков, людей большого житейского опыта, родственников и близких друзей своих героев, часами записывал их воспоминания. Обаяние Евгения Александровича, его   тактичное  и уважительное отношение к людям располагали к нему собеседников, взаимная симпатия возникала сразу при знакомстве, а первая   встреча становилась началом долголетней дружбы.

Для него это была «сладкая каторга»,  мужество и напряжение всех физических и духовных сил человека, судьбой и талантом каждодневно «прикованного» к письменному столу. Он был поэтом, писателем, художником, создателем целого мира образов, дарил людям радость и звал их к труду и новым свершениям.

Е. И. Котенко

материал опубликован в Газете «Совет Приазовья»

Вся жизнь – в творчестве

Пытливость учёного и мужество горного инженера сочетались в Евгении Александровиче с нежностью лирика, горячностью поэта-романтика, с зоркостью журналиста. Самой большой ценностью Евгений Александрович  считал жизнь, а в жизни  главное – это творчество. От природы он был одарён щедрым поэтическим даром. Он писал стихи везде – дома, по дороге на работу, в самолёте, в поезде, на отдыхе. У него всегда с собой были маленькие блокнотики, в которые он вносил возникающие стихотворные строки и над которыми потом скрупулёзно работал. У меня сохранилось много таких блокнотиков начиная с его детских лет, когда он ещё посещал литературный кружок, где молодые поэты – Владимир Бут, Василий Литвинов, Семён Волков — учили школьников писать стихи. По этим записным книжечкам можно проследить, как год от года совершенствовались стихи Евгения Александровича, какой требовательной становилась его поэтическая муза. Всю свою жизнь, все её значимые события, он отразил в стихах. Это и годы войны, и учёба, и работа, это путевые заметки и послания дружбы; это и философские размышления о жизни, о любви, о детях и внуках, которых он безмерно любил. Специалисты  (поэты Анатолий Щербаков и  Владимир Бут, литературный редактор Алла Максимович, украинский поэт Владимир Калиниченко, филолог Софья Корчикова) отмечали, что стихи Котенко музыкальны, самобытны, ритмичны, имеют совершенные рифмы и обладают яркой образностью. Евгения Александровича отличала особая, присущая ему одухотворённость, с какой он вбирал в себя окружающий мир, родную природу. Он был поэт-гражданин, вставал на защиту моря, лимана, природы, русского языка. Например, по отношению к родному языку он советовал молодым поэтам: «Писать бесхитростно и просто, не истязать язык родной, чтоб иностранщины короста стих обходила стороной».

         По долгу службы Евгению Александровичу  доводилось бывать во многих странах. В минуты короткого досуга он наслаждался там встречами с людьми, музеями, искусством, роскошными садами и дворцами. Но ничто не могло вытеснить из  его сердца любовь к родным местам, к Приазовью. Он всегда оставался патриотом, верным сыном своего Отечества. «В соблазнах парижского блеска, в огнях Елисейских полей мне скромная хата далёкого Ейска дороже дворца королей», — писал он в стихотворении «Парижское». Сборник его стихов  «Строки странствий» содержит много патриотических откровений автора

Поскольку он был романтиком и от природы наделён поэтическим даром, то и в науку он привнёс поэтическое, образное мышление. А что это значит? Это способность науки возбуждать в человеке высокие и сильные эмоции, а поэтическое образное мышление — неотъемлемая часть творческого процесса — обогащает содержание науки и стимулирует её развитиеБлагодаря такому подходу, Евгению Александровичу удалось привлечь к творческому процессу талантливую молодёжь, зажечь  сердца начинающих учёных желанием найти неизведанное, создать изобретения и научные концепции, получить  патенты. Хочу особо отметить, что с молодёжью Евгений Александрович всегда находил полное взаимопонимание.

Е. И. Котенко

опубликовано в Газете «Совет Приазовья»

О духовно-творческом наследии Е. А. Котенко

kotenko-_1

Котенко Е.А.

«Евгений Александрович Котенко – это живая энциклопедия  города Ейска», — написал известный ейчанин, член Союза журналистов России И. В. Белоконенко. Нельзя не согласиться с такой оценкой, так как создать  огромную галерею ярких, многогранных  образов выдающихся  земляков, написать  столько  прекрасных, вдохновенных поэтических произведений  мог только  подлинный летописец жизни ейчан и Ейского полуострова, человек разносторонних знаний,  каким был Евгений Александрович. Он никогда не оставался в стороне от культурной и общественной жизни города и района, был неутомимым генератором идей, предлагал интересные  проекты и начинания, подготовил новый список имён замечательных земляков-ейчан, обнаруженных им  в различных источниках в последнее время и не вошедших в его произведения.  Мечтал создать «Энциклопедический словарь  по истории Ейска» и «Ейскую городскую хронологию», разработал  концепцию и детальный план подготовки этих  фундаментальных трудов. Жители города Ейска свято чтут память Евгения Александровича: 25 мая 2013 года был торжественно открыт  памятник Е. А. Котенко на территории лицея № 4, куда  приходят ейчане и гости города, возлагают цветы, фотографируются, выражая уважение  этому  человеку и  восхищение его творчеством.

«Таранушки из Ейска» 1792 года

         Более сорока лет  жизни Евгений Александрович посвятил научным поискам истории  родного края и в особенности истории запорожского, черноморского и кубанского казачеств. Ещё в 1988 году он опубликовал в газете «Приазовские степи» очерки: «Любимый город, сколько тебе лет?», «С именем Суворова», «Городок  в урочище Чебоклей». Изучив труды дореволюционных историков Кубани (П. П. Короленко, Е. Д. Фелицына, Ф. А. Щербины и др.),  Евгений Александрович  обнаружил, что никто из них  историю города Ейска специально не исследовал. А местные краеведы,  доверяя  авторитету предшественников, зачастую повторяют их ошибки.  Даже современные краснодарские историки (В. Н.Ратушняк, В. Е. Щетнёв, А.М. Павлов и др.) до сих пор путаются в вопросе, где происходило полугодовое «ейское сидение» черноморских казаков  с ноября 1792 по май 1793 года. Поэтому часто встречаются  разночтения в названиях нашего города,  его географическом расположении и датах его основания.

Портовый город Ейск, отмечал Евгений Александрович, разместился своей центральной частью прямо на месте Ханского городка, валы которого жители города легко прослеживали ещё в начале века. Установлено, что  Ейск был спроектирован и строился в первые десятилетия своего существования в пределах именно этих крепостных валов. Только спустя много лет портовый город Ейск  перешагнул  земляные валы и расширил свои границы.  Ханский же городок имеет точную дату своего основания – 1777 год. Значит, и Ейску, «выросшему»   из Ханского городка,  сейчас не 165, а по меньшей мере 236 лет.

При изучении  лоций Азовского моря (лоция — руководство по плаванию)  Е.А. Котенко нашёл карту 1833 года капитан-лейтенанта Е. Манганари. Карта сделана за 15-16 лет до официального открытия портового города Ейска. На ней на месте Ханского городка обозначено  «Ейск», а на месте  Ейского укрепления, основанного А.В. Суворовым на правом берегу реки Ея, указано «Старый Ейск». На этой карте в Ейске показано девять кварталов, в одном из них, расположенном ближе к обрыву над Таганрогским заливом,  есть церковь, а вдоль южного побережья лимана находятся хутора. Таким образом, карта говорит, что  Ейск  существовал ещё задолго до 1848 года, когда был открыт как портовый город. Эти сведения Евгений Александрович опубликовал  в 1988 году, а в 2008 году он сделал копию этой карты в Российской государственной библиотеке (РГБ), в Москве. Разрешение на это и благожелательную помощь в копировании уникального документа он получил  от сотрудницы РГБ Ж. Ф. Устименко. При дальнейшем знакомстве оказалось, что  её дед, Гаврила Бурый, был казаком Ейского отдела. Эта карта опубликована во втором издании  книги Е. А. Котенко «Основатель Ейска Воронцов».
Обращает на себя внимание и тот факт, что в архивных  документах мы встречаем название  Ейск в рапорте атамана Захария Чепеги  Таврическому губернатору генералу Жегулину от 9 декабря 1792 года, в котором он пишет: «…Рыбы судака, таранушки из Ейска казаки на харч тягают довольно… Церковь походную разбили в бывшем ханском доме». Атаман  написал это за 41 год до капитан-лейтенанта Манганари и за 55 лет до основания портового города Ейска. С учётом этих сведений  прародителями Ейска, по мнению Е.А.Котенко, могут быть Ейский городок  (1774г., сейчас на этом месте ст. Старощербиновская), Ханский городок (1777 год), Ейское укрепление (1778 год), первый казачий город Чебаклея (1792 год). Ведь из истории некоторых российских городов известно, что датами их рождения  считались первые появления  на месте будущего города даже  небольшой  деревушки или  поселения.
Хотелось бы подчеркнуть, что для жителей далеко не безразличны возраст и статус города. Потому что возраст – это достоинство города. Ведь чем  старше город, тем больше у него традиций,  богаче культура,  в нём больше жителей, достигших высокого уровня своего развития,  значительнее  заслуги города  перед страной и  тем больше причин и поводов у горожан гордиться своим прошлым. Не случайно ведь сегодня отмечается глубокий интерес  к своим предкам многих семей,   восстанавливающих   свою  родословную. Примеры из истории свидетельствуют, что  официальный документ о  дате рождения города не всегда  служит  препятствием для пересмотра времени его  возникновения.
Вместе с тем, игнорируя  прошлое из-за боязни «удревлить» возраст города, мы значительно обедняем свою историю, не позволяя в полной мере развивать традиции воспитания подрастающего поколения в уважении к своим предкам и восхищении их  славными деяниями.  Возможно,   и  по этой причине (наряду с другими)  мы потеряли статус города, став городским поселением и лишившись ряда источников поступления  финансов в  городской бюджет. А отсутствие средств не позволяет создавать и воплощать «полнокровные»  планы  и программы перспективного развития  экономики города, улучшения экологии, создания  новых современных  курортных  и туристических круглогодичных комплексов, развития  зимних видов спорта,  без чего  Ейск  может превратиться в заштатный населённый пункт, потеряв по существу и функции центра Ейского района.

Духовно-творческое наследие Евгения Александровича Котенко велико и охватывает огромный пласт его работы по историческим изысканиям, созданию историко-биографических очерков о знаменитых ейчанах, а также его поэтическое творчество и многогранную общественную деятельность. Не  эта ли масштабность  труда вдохновила Евгения Александровича на поэтическое признание: «Нам перед  Богом не краснеть: мы жили  праведно и честно, трудами добывая снедь, — об этом Богу всё известно».

 

09.08.2013 года

Е.И. Котенко

опубликовано в Газете «Совет Приазовья»

Вверх